Girl Genius

Материал из Seo Wiki - Поисковая Оптимизация и Программирование

Перейти к: навигация, поиск

Содержание

Сюжет

Girl Genius — повествование в стиле steampunk; как его называют авторы, «полет фантазии среди газовых ламп, приключений, любви и безумного гения» («a gaslamp fantasy with adventure, romance and mad science»), опирающееся на фантастическое «альтернативное развитие истории», сочетающее альтернативное развитие техники и существование т. н. «Искр» («the Sparks»), безумных гениев, обладающих сверхспособностями к одному или нескольким направлениям науки.

В комиксе в основном освещаются две династии «Искр»: «силовые миротворцы» Вольфенбах и безумные гении с забавной технофильской фамилией Гетеродин. Гетеродины - это очень древний род, на протяжении веков подчинявший себе все живое посредством своего злого гения, но в последнее время эволюционировавшие в сторону добра и закончившиеся (для широких масс, не знающих о существовании героини) героическими братьями Биллом и Барри Гетеродин, известными как «Гетеродинские Отпрыски» («the Heterodyne Boys»). Гетеродинские Отпрыски стали объектом множества восторженных народных легенд и преданий разной степени наивности (вплоть до детских сказок), но одинаково далеких от действительности.

Главный персонаж, Агата Гетеродин — единственный выживший потомок, дочь Билла Гетеродина, последовательно оторванная как от родных родителей, так и от приемных. Она владеет родовым приемом династии, «гетеродинством», заключающемся в концентрации внимания на проблеме путем мурлыканья под нос песенки. В этом состоянии и без того впечатляющие инженерно-технические способности Гетеродинов расширяются еще больше.

Большая часть героических усилий Гетеродинских Отпрысков по созданию и поддержанию в Европе «Золотого Века» была, увы, похоронена Искрой неизвестной природы и происхождения, называемой неопределенным термином «Чужое» («the Other»). Чужое обладало невероятными технологическими возможностями, включающими «Зомбирующих Ос» («Slaver Wasps»), насекомых, превращающих людей в зомбиподобных «ревенантов» («Revenants»), бессознательных существ, подчиняющихся воле Чужого. Ос, способных зомбировать Искру, в то время не существовало из-за серьезных отличий в мышлении между безумным гением и простым человеком. В войне между Чужим и родом Гетеродинов и те, и другие взаимоуничтожились, частично перейдя в подполье и исчезнув с людских глаз.

Барри некоторое время скитался с племянницей Агатой, воспитывая ее до семилетнего возраста и затем тоже исчез, оставив ее на попечение двоих «конструктов» (искусственных людей в стиле известного детища д-ра Франкенштейна, часто также называемого его фамилией), созданных в свое время братьями и известных в широких кругах под именами героев известной пьесы Панч и Джуди. Лица Панча и Джуди намного менее известны, чем их имена, поэтому все трое смогли спокойно скрыться под именами Адам, Лилит и Агата Клэй.

В начале комикса Агата носит медальон, о назначении которого (подавлять умственную деятельность) она не догадывается, учится в Трансильванском Университете (довольно посредственно, несмотря на усердие), страдает мигренями, неловка и неуспешна в своих начинаниях. Случайно лишившись его, она буквально за один день меняется, мгновенно превращаясь в крупнейшую известную Искру и тут же попадая на глаза барону Клаусу фон Вольфенбаху, тирану-миротворцу, железной рукой удерживающему Европу от погружения в хаос тотальной войны. Клаус имеет в глазах общественности репутацию злодея и деспота; эта роль ему не очень-то нравится, но это единственный доступный ему, в его ситуации, способ предотвратить крах цивилизации. Клаус, бывший некогда претендентом на руку ее матери, в курсе многих подробностей семейной жизни Гетеродинов и рассматривает Агату как главную угрозу с таким трудом удерживаемому миру. Клаус, в общем, не прав, но, увы, Агата против своей воли постоянно делает то, что все больше и больше убеждает его в его оценке.

«Gaslamp Fantasy»

Kaja Foglio вводит термин «Gaslamp Fantasy» (как альтернативный «steampunk’у») для описания своей работы. В своей записи в ЖЖ она рассказывает историю термина:

«Я назвала это Gaslamp Fantasy потому, что параллельно с нашей работой уже был известен комикс Steampunk и мне не хотелось никаких смешений. К тому же термин Steampunk мне никогда особо не казался подходящим, так как он происходит от термина Cyberpunk (который, в свою очередь, очень меткий), но в нашей работе нет „панка“ как философии, да и „пар“ не на главном месте. Я слегка переврала термин, происходящий от книги H. Rider Haggard где тот обсуждает Жюль Верна, Герберт Уэллса, и пришла к „Gaslamp Fantasy.“ Я почувствовала себя немного по-дурацки, когда все это до меня дошло, но выражение подошло и прижилось.»

Также «Фантазия в интерьере газовых ламп» отличается от «паропанка» тем, что не ограничивается одной техникой. Кроме роботов, называемых «Клац» (Clank), дирижаблей-городов, шагающих крейсеров и прочей техники там присутствуют биологические достижения научно-фантастической мысли — «конструкты», от человекоподобных до говорящих котов и мымонтов (мышиных мамонтов. Эти крошечные мамонты пасутся повсюду, периодически пытаясь погрызть где-нибудь провода или стащить сухарик. Авторы подтвердили догадку, что это разбежавшиеся и размножившиеся плоды чьих-то опытов).

«Искра» («The Spark»)

«Искра» — центр вселенной комикса. Это то качество, которое делает человека безумным гением; также «искрой» называют самого человека, имеющего искру. Обычно передается по наследству, что, вместе с огромными возможностями, приводит к образованию династий.

В обычной жизни Искры не особенно примечательны, но умеют входить в состояние «сверхконцентрации», в котором сосредотачиваются на задаче настолько, что их возможности достигают фантастического уровня. Научная интуиция, полет мысли и способность заражать окружающих так, что они, как зачарованные, стоят «на подхвате» и помогают гению, позволяют решать сложнейшие задачи, но цена за все это — потеря (в первый раз — полная) рационального мышления, когда воплощение идеи становится важнее всего на свете. Из-за этого воплощение идеи в первый раз («прорыв», когда гений открывает себя) обходится «искре» очень дорого, часто даже стоит жизни: его творение убивает или его самого, или достаточное количество окружающих, чтобы уцелевшие уничтожили опасного творца. Многие неизлечимо сходят с ума, многие оказываются серьезно покалечены. Единственное исключение — сама Агата Гетеродин, которая неизбежно должна была погибнуть, будучи на момент «прорыва» еще ребенком, но из-за своевременного создания Барри «противомозгового медальона» «прорыв» оказался отложен до зрелого возраста и превратился в создание профессиональной, аккуратной конструкции, действие которой ограничилось несколькими синяками — и переворотом в европейской политике.

Кроме научного гения, «искра», вероятно, влияет на физические возможности человека. Так, Отар (ниже) способен выжить после падения с высоты в несколько километров, Гильгамеш Вольфенбах (ниже) исключительно ловок, но объектом «чистого эксперимента» оказалась только сама Агата. Она дважды имела конфликт с Молохом фон Цинцером (ниже) в течение одних суток и дважды ударяла его попавшими под руку предметами. Лишенная «искры», она сумела только его разозлить, а следующим утром, когда он напал на нее спящую, она — уже будучи «искрой» — отправила его в глубокий нокаут одним ударом раньше, чем окончательно проснулась. Кроме этого, той же ночью накануне она конструировала свою первую машину (это был ее «прорыв»), без труда оперируя колоссальных размеров стальными деталями. Косвенно эту зависимость подтверждает и одна из героинь, обратившаяся к Агате со словами «Я слышала, что из вас, Искр, гвозди можно делать».

Большая часть «искр» мгновенно обрастают поклонниками и приспешниками, образуя правящий клан. Кланы имеют свои гербы (гетеродиновский трилобит, вольфенбаховская крылатая ладья), и обычно жестко конкурируют друг с другом, вплоть до родовых войн. Несмотря на то, что большая часть научных достижений «искр» носит чисто военный характер, они способны к колоссальным достижениям, таким, как создание невероятных существ и даже самой «жизни в пробирке», живого из неживого.

Персонажи

Персонажы комикса, благодаря профессионализму авторов, вышли достаточно неоднозначными и многогранными по характеру. Первое впечателение, которое они производят на читателя, обычно глубоко ошибочное, а раскрывающийся впоследствии истинный характер персонажа оказывается большим сюрпризом.

Агата Гетеродин (А. К. А. Агата Клэй)

Главная героиня комикса. Весьма юная девушка среднего роста, легкоатлетического телосложения, с золотисто-рыжими волосами и зелеными глазами. Добродушна, но совершенно не склонна давать себя в обиду. Постоянно носит огромные круглые очки, без которых ее застать сложнее, чем без верхней одежды. Обожает орешки, вообще очень не дура поесть, что неудивительно при ее двигательной гиперактивности. Крупнейшая «искра» (после, возможно, Клауса (см)) своей вселенной, она специализируется на технике, не имея особых успехов (или попыток?) в биологии. Особенно у нее удаются «клацы» и разного рода силовые установки. Среди силовых установок можно отметить ремонт авиационного двигателя за те минуты, пока падал неисправный самолет, и создание разрядника для уничтожения зомбирующих ос за еще более короткое время боя, а среди «клацев» — ее верного спутника Дингбота, весьма смышленого робота размером с два ее кулачка, способного к самовоспроизведению. Предоставленный сам себе, он создает множество мелких «клацев» чуть похуже, которые, в свою очередь, тоже размножаются вплоть до вырождения (которое и снижает темпы этой железной пандемии, впрочем, первые поколения продолжают производить потомков). Дингбот с потомками имеет огромную производственную мощность; в частности, он незаметно для всех превратил все фургончики передвижного цирка мастера Пэйна (ниже) в звено «клацев», способных противостоять самому Вольфенбаху.

«Искра» Агаты была подавлена медальоном, врученным ей в детстве дядей Барри. Он велел ей никогда не снимать его, мотивируя это тем, что он ее «защищает» — по большей части от себя самой, о чем он умолчал. Продемонстрировав готовность к «прорыву» в пятилетнем возрасте, она повергла его в шок, и он пожертвовал ее гениальностью, чтобы спасти ее жизнь. Медальон в качестве «побочного эффекта» нарушил память и сон: лишившись его, она вспомнила во сне «как вчера» события многолетней давности, предшествовавшие непосредственно вручению медальона, но, к счастью, не забыла полученного с медальоном образования, и, кроме того, первое время (включая «прорыв») работала во сне, в сомнамбулическом состоянии. Вероятно, физические способности девушки также изменились с утерей медальона; в частности, ее движения стали выглядеть намного более ловкими, она начала легко управляться с очень крупным и тяжелым оборудованием и оружием, и внешне вскорости стала чуть более плотной и крепкой. Последнее, однако, трудно достоверно связать с сюжетом, так как в тот момент авторы перешли от черно-белых публикаций к цветным, что значительно изменило стиль рисунка.

Будучи дочерью героического Билла Гетеродина и злодейки Лукреции Монгфиш, «обращенной» Биллом на сторону добра, Агата унаследовала геройские мотивации Билла, его технический гений, его умнение повести за собой людей, блестящую внешность Лукреции и ее способности к борьбе за жизнь. Столь «конкурентоспособная», но лишенная собственной империи, она тут же стала мишенью для множества «искр», рассматривавших ее как опасного врага или ценного члена свиты. Клаус фон Вольфенбах поместил ее в свою «шарашку» (научный центр «с замком на дверях»), Отар вообще сначала собирался ее уничтожить, но потом изменил свое к ней отношение и, прощаясь, напророчил ей грандиозное и героическое будущее.

Положение Агаты, естественно, определенным образом сказывается на ее возможностях выбора спутника жизни. С одной стороны, ей очень сложно строить отношения с простыми людьми, с другой, она вхожа в круги «искр», что открывает ей совершенно недоступные для остальных связи. Увы, власть, которую имеют «искры», привносит в любой роман совершенно чуждые нотки политического союза (и вообще политических отношений). На настоящий момент известны трое, «положившие на нее глаз»:

  • Сын барона Клауса Вольфенбаха, Гильгамеш Вольфенбах, отметивший ее ум (и пробуждающуюся «искру») еще в первую встречу. Он отбил брошенную то ли в него, то ли в нее гранату, прикрыл ее собой (удерживая также от падения, благодаря своей необычайной ловкости, аквариум с золотой рыбкой), после чего не обратить друг на друга внимание им было очень сложно. Отношения их во многом предопределены: в появившемся «окне из будущего», которые периодически открывают с какими-то агрессивными целями то Чужое (в теле девушки-киборга), то сама будущая Агата, можно увидеть последнюю вместе с Гильгамешем, причем их общий герб, состоящий из элементов их родовых гербов, свидетельствует об «узаконивании отношений». Гильгамеш готов ради Агаты практически на все. Войдя в Замок Гетеродин, он таким образом "прикрыл ее своим телом" от атаки своего отца, собиравшегося уничтожить здание.
  • Ларс, юный циркач. Ей было приятно его внимание и вскоре отношения стали развиваться, но, узнав о «благородном происхождении» Агаты, Ларс впал в депрессию, чувствуя себя «человеком низшего сорта», после чего пожертвовал собой, прикрыв своим телом Агату от удара Клауса. Вероятно, он действительно погиб (последнее упоминание о нем в сюжете было в контексте похорон, а не воскрешения), но сама процедура ускользнула из кадра, поэтому есть определенная вероятность, что авторы ошарашат читателя появлением скажем, "Ягерларса" или еще какого-нибудь варианта "посмертного развития" его организма.
  • Тарвек Стурмвораус, сын Вильгельма Стурмворауса. Принц, состоящий из высоких слов, изысканных манер и благородного вида более, чем из плоти и крови, Тарвек на деле оказался истинным политиканом, причастным к самому страшному, что произошло с Агатой за всю ее жизнь — из-за него в нее вселилось Чужое, первоисточник власти над зомби, над Чужой Свитой и даже некоторыми людьми, поклоняющимися этой зловещей силе. Агата рассчитывает на него как на ходячее хранилище информации, которая может позволить ей найти способ изгнать Чужое из себя. Тарвек, в свою очередь, пытался лишить разума Замок Гетеродин и поселить в нем ложную "агату" по имени Зола, на чем и был пойман Агатой просто-таки за руку и склонен к сотрудничеству.

Агата имеет низкую сопротивляемость к разного рода химическим веществам. Так, небольшая доза «сыворотки правды» привела к настоящему словоизвержению со стороны Агаты, а чашка кофе превращает ее в нечто молниеносно-мечущееся, угрожающее своей скоростью окружающим.

Чужое (the Other)

Чужое, а точнее — Чужая, оказалось матерью Агаты, Лукрецией Монгфиш. Неизвестно пока, имеет ли Чужое внешнее происхождение (и вселилось в Лукрецию, как и в Агату), или сама Лукреция и есть Чужая, а ее переход на сторону добра был притворством (впрочем, технологии и возможности Чужой резко возвышались даже над величайшими Искрами своего времени, что заставляет сомневаться в этом). Чужая создала машину, позволяющую вселить саму себя в подходящий мозг, создала и «подходящий мозг» в виде дочери Агаты, но план оказался на грани срыва из-за привычки Агаты мурлыкать под нос, отключаясь от всех посторонних раздражителей, включая Чужую в собственном мозгу. Концентрируясь («гетеродинствуя», как прозвали эту фамильную привычку), Агата переходит в свое нормальное состояние, помня многое из того, что сделала, будучи Чужой (обратное неверно, что дает Агате огромное преимущество над «квартиранткой»). В этом состоянии Агате удается обычно разрушить ее планы. В конце концов, состояние удалось зафиксировать путем возвращения Агате подавляющего мозг медальона, действие которого подавило Чужую, а вот сама «искра» была уже слишком сильной и устояла против действия своей, еще детской, «игрушки».

Гейстердамен (Geisterdamen/Weibdamen/Spider Riders)

Призрачно-белые женщины со светящимися белым светом глазами, свита Чужой. Название указывает на главный «гужевой транспорт», принятый в их среде — гигантского паука. Голос Агаты, даже в ее обычном состоянии, оказывает на них совершенно магнетическое действие. Немногие способны сопротивляться ее приказам, и тем это стоит настолько больших усилий, что они теряют способность к быстрым и активным действиям (чем Агата воспользовалась в драке с одной из них, прекрасно вооруженной и явно превосходящей ее физически многократно; Агата отдавала ей приказы сдаться, из-за чего движения ее стали медленными и вымученными, и жестоко избила грозную воительницу обыкновенной метлой, из-за чего та вскоре погибла).

Омар и Молох фон Цинцеры (Omar and Moloch von Zinzer)

Братья-дезертиры, промышляющие кражами, грабежами и разбоем. Послужили инициаторами всех событий, поваляв Агату в грязи и ограбив ее, причем выбрав самую неудачную вещь, что могли — медальон, подавляющий мозг. Оба жестоко поплатились за это — Омар пострадал от действия медальона (тот подавил его мозг до состояния «овоща»), а Молох от бездействия (ставшая «искрой» Агата задала мерзавцу заслуженую трёпку). Омар, носивший весь день медальон с собой в поисках удачного сбыта, глупел на глазах, впал в детство, перестал ходить, затем узнавать брата, ориентироваться в пространстве и говорить. Впадая в кому, он удачно уронил в последний момент медальон (судя по всему, было поздно и из комы он не вышел). Молох, решив, что девушка специально подбросила его им, чтобы их уничтожить, в ярости напал на спящую Агату. Придя в сознание на полу через пару часов (сонная девушка стукнула его ключом), он тут же попал в лапы огромного «клаца», сделанного Агатой специально для их поимки. К счастью, «клац» предназначался только для отлова братьев, а не уничтожения (Агата собиралась взгреть их лично, в чем частично преуспела), поэтому они успели частично прояснить недоразумение прежде, чем попали в плен Клаусу (шедшему по следам «клаца»). Изначально он принял за «искру» Молоха, а Агату (не признав в ней сначала Гетеродиншу) счел его помощницей и любовницей, что позволило вынужденным союзникам некоторое время морочить Клаусу голову.

Впоследствии Молох оказался в Замке Гетеродин пленником, где вновь встретился с Агатой, получил наконец-то от нее прощение за все свои безобразия и стал для нее кем-то вроде оруженосца.

Гетеродинские Отпрыски (Heterodyne Boys)

Герои, реабилитировавшие фамилию в глазах общественности. Для Агаты — папа Билл и дядя Барри. Кроме своих подвигов, известны тем, что Билл «обратил в свою веру» злодейку Лукрецию Монгфиш, отбив ее к тому же у тогда еще юного Клауса Вольфенбаха, что привело к созданию семьи Агаты. После войны с Чужой, которой оказалась сама Лукреция, они бесследно исчезли. Барри через некоторое время вернулся, заботясь об Агате несколько лет, после чего снова исчез в неизвестном направлении. В ходе «семейной разборки» всеевропейского масштаба оказался разрушен еще один герой произведения, живой разумный фамильный замок Гетеродинов. Об Отпрысках ходят легенды разной степени достоверности и наивности, от театральных драм до детских сказок, такие, как «Гетеродинские Отпрыски и Пневматическая Устрица», «Гетеродинские Отпрыски и Гонка до Западного Полюса», «Гетеродинские Отпрыски и Атлантические Турбины», «Гетеродинские Отпрыски и Марсианский Дракон». Агата играет в одной из таких драм собственную мать (Ларс, что интересно, играет там ее отца, Билла Гетеродина). Подавляющее большинство даже на первый взгляд серьезных легенд относится к категории народных баек, остальные перевраны до неузнаваемости.

Барон Клаус Вольфенбах (Baron Klaus Wulfenbach)

«Искра» с особенно острым интересом к самой природе «искры». Миротворец, в области чего дружил и сотрудничал с Биллом и Барри (фактически соответствуя роли «стереотипного помощника стереотипного супергероя»). Исчез из поля зрения после того, как Билл отбилл у него Лукрецию, которая напоследок подсыпала ему снотворного (чтобы тот не смог испортить свадьбу). Вернувшись (уже с сыном Гильгамешем, что определенно говорит о том, что у Лукреции тоже были достойные конкурентки), он оценил творящийся в Европе хаос и железной рукой приступил к наведению порядка. Действуя по английской пословице «пока двое дерутся, победу уносит третий», барон быстро захватил небольшую область и подавил в ней внутренние конфликты. Вынудив местных «искр» к союзу, он расширял «подведомственную территорию», пока не установил в большей части Европы свой режим — толерантный ко многому, кроме попыток устраивать на местах «разборки за власть». Поскольку последнее составляет смысл жизни мелких властолюбцев, барон с их подачи прослыл в широких массах тираном, но от своего не отступился и Европа начала подниматься из руин тотальной войны.

На барона работают некоторые незначитальные «искры», добровольцы, пленники, «конструкты» и «клацы». Он покинул родовое имение и переселился в летающий город, дававший стратегическое превосходство над противником.

Тело барона еще в молодости «украшали» проходившие вдоль и поперек швы. Похоже, он был в юности (возможно, геройствуя с Биллом и Барри?) растерзан на куски, но собран и оживлен.

Барон очень тщательно учит всяким премудростям, от научных до политических, своего сына, также «искру», Гильгамеша. Несмотря на то, что тому недостает для правления империей жесткости характера, он все-таки лучший кандидат на роль наследника. Вероятно, вдвоем с Агатой они смогли бы выдержать эту ношу; однако барон питает против Агаты предубеждение, которое крепнет с каждым ее движением. Во-первых, он опасается свойства Агаты легко и молниеносно «обрастать» друзьями и союзниками, набирая политическую силу с беспрецедентной скоростью; во-вторых (и это, пожалуй, главное), он видит в ней потенциальную продолжательницу страшного дела матери, Чужое. Барон, увы, еще не разобрался в тонкостях обитания двух характеров в одном теле (см. выше), да и, скорее всего, пожертвовал бы Агатой ради спасения мира. Зато он вполне подтвердил свои подозрения, видя одержимую Чужой Агату в действии, и более того, будучи зараженным особой, уникальной Зомбирующей Осой, способной поразить даже «искру». Некоторое время он был зомби, причем особого, высокого класса, внешне неотличимого от нормального человека и даже не осознающего своей зомбированности, но, едва Чужое утратило власть над телом Агаты (она надела медальон), оно утратило власть и над ним. В результате он едва не убил и без того пострадавшую девушку, и, увы, его вполне можно в том понять.

Преследуя Агату, барон готов пойти на крайне непопулярные меры—разрушить Замок Гетеродин, в котором она скрылась, жемчужину города Механиксбурга. Впрочем, девушка задействовала системы ПВО замка, что лишило барона шанса на быстрый авиаудар и дало ей время для дальнейших действий.

Гильгамеш Вольфенбах (Gilgamesh Wulfenbach)

Гиль, как его называют друзья — сын Клауса, сильная «искра». Увлеченный инженер, он не особенно склонен к политике, но в чем-то, напротив, способнее своего отца: он намного упорнее и терпеливее. Особенно это видно на примере исследовательского подхода: Клаус уничтожил нескольких особо опасных и бездарных «искр», иссекая их мозг в поиске первопричины их гениальности, Гиль же, исследуя старое устройство авторства Гетеродинов, «не стал ломать его только для того, чтобы узнать, чем оно было до вскрытия» (это спасло впоследствии его жизнь, когда Агата помогла ему разобраться с устройством и создала на его основе оружие).

Гиль весьма рано открыл в себе «искру» (хотя и позже Агаты, которая выжила только благодаря медальону — она открыла в себе «искру» смертельно рано), создав в восемь лет себе друга-"конструкта" — инсектоида Зоинга, ростом взрослому человеку по колено. Симпатичное создание с усиками и клешнями с тех пор помогало ему в лаборатории.

Гиля и Агату быстро свела любовь к науке, затем переросшая в любовь друг к другу. Когда Агата «прикинулась мертвой», чтобы избежать преследования барона, Гиль впал в длительную депрессию, зарос щетиной и сконцентрировался на спасении ее разорванных на части при ее побеге приемных родителей, Адама и Лилит Клэй АКА Панча и Джуди. Узнав от отца, что Агата жива (и выслушав кучу обвинений в умственной неполноценности), Гиль тайно послал своего друга Вустера, чтобы тот вывез Агату в Лондон «от греха подальше».

Мать Гиля неизвестна, однако были подозрения, что она как-то связана с Зитой (ниже), и даже что Гиль может стать мишенью для покушения со стороны Зиты. Впрочем, Зита по мере сил их развеяла настолько, что Гиль даже пошел с ней в "разведку боем" в Замок Гетеродин, спасать Агату от своего отца.

Отар Тригвассен (Othar Tryggvassen)

Совершенно комедийный персонаж. Седовласый грузин (позаимствовавший имя и фамилию у Олафа Первого и сменивший имя на грузинское) и одновременно пародия на стереотипного супермена, он поставил перед собой цель «уничтожить всех безумных ученых, чтобы спасти человечество, и закончить самим собой» (Отар тоже несет в себе «искру»). По этой причине он попал к Клаусу на операционный стол, но исследовать его мозг Клаус не успел — Отар сбежал не без легкой помощи Агаты. С одной стороны, его «миссия» принесла ему дешевую популярность в широких массах, с другой — ненависть тех, кто не согласен с его точкой зрения. Отар фантастически живуч. Когда он «спасает Агату из плена Гильгамеша» (на самом деле испортив ему последнюю возможность не слишком неуклюже признаться в любви), его вскорости скидывают с борта летающего города. На свои возражения Агата слышит: «В его жизни были вещи и похуже, когда ты с ним получше познакомишься, ты его тоже откуда-нибудь сбросишь». Действительно, вскоре Отар настолько изводит Агату своими идеями и дурацкими поступками, что она спихивает его с борта дирижабля. После второго удара об землю Отар меняет свою оценку Агаты, видит в ней (судя по всему, обоснованно) «положительную супергероиню», продолжательницу дела Билла и Барри и вообще спасительницу человечества. Агата возражает (хотя чувствует на этот раз его правоту), утверждает, что просто борется за «себя любимую», но он, прощаясь, отвечает ей — «ничего, вернусь через полгодика — посмотрим, кто был прав».

Кросп Первый (Krosp I)

Император Всея Котов. «Конструкт», кот с интеллектом полководца, говорящий, прямоходячий, полидактильный, длиннопалый. Изначально созданный с целью использовать кошек в военных целях, он теоретически соответствовал требованиям — одинаково легко общался с людьми и кошками, занимал доминирующее положение в любой стае, но показал исключительную глупость затеи — остальные кошки умнее от его присутствия не стали, и он просто оказался в положении хорошего дрессировщика, способного направлять животных не лучше, чем остальные люди с обычным человеческим телом.

Кросп — вернейший последователь Агаты, спасенный ей от «утилизации» и часто помогающий ей. Он легко притворяется обычным котом, что дает ему преимущество, но ужасно боится воды, в которой Агате регулярно приходится плавать. По поводу его "экологической ниши" определенно стоит процитировать английскую Википедию: "Циничными устами Кроспа говорит трезвый голос разума, и именно поэтому его никто никогда не хочет слушать". Цинизм Кроспа иногда коробит: так, он заткнул клаца-хватайку (которому было все равно, кого поймать, лишь бы поймать кого-нибудь), бросив ему в клешни подвернувшуюся девочку (убедившись сначала, впрочем, что клац не повреждает добычу).

Отстав от Агаты при ее внедрении в замок, Кросп присоединился к компании Гильгамеша и Зиты и вошел вместе с ними.

Зита (Zeetha)

Амазонка, имеющая от природы зеленые волосы. Дочь Чумпа, потерянная принцесса потерянного города Скайфандра. Будучи направленной в экспедицию, она подцепила лихорадку и провалялась в бреду в плену у воздушных пиратов. Выздоровев и перебив их (не исключается, что это был флот ДюПри), она обнаружила, что найти дорогу обратно не представляется возможным, и пристала к бродячему цирку. Немедленно вцепилась в Агату как утопающий в соломинку, как только та сказала, что знает о самом существовании Скайфандра (доселе никто из встреченных людей о нем даже не слышал). Увы, Агата только слышала о нем от дяди Барри. Контакты Клауса со Скайфандром неизвестны, но он подозревает, что конечной целью зитовского «попутешествовать» было уничтожение Гильгамеша. Кроме надежды найти дорогу домой, Агата для Зиты является еще и дважды спасительницей: Агата уничтожила напавшего на цирк «клаца» (чем спасла практически всех его актеров) и застрелила чудовищного кономонстра, прибившегося к бродячему цирку, когда Зита была уже в его щупальцах. В качестве «благодарности» Зита сделала Агату своей ученицей. Первый видимый эффект свелся к тому, что Зита загоняла ее бесконечными тренировками и побудками на рассвете, после чего Агата начала активно отстаивать свое право на отдых. Зита не считает, что достигла каких-то впечатляющих успехов в тренировке, хотя опыт последних стычек Агаты с криминальными элементами явно показывает ее большие успехи в рукопашном бою.

Ардсли Вустер (Ardsley Wooster)

Юный «джеймсбонд», он работает на Ее Величество, шпионя за Гилем. Тем не менее, Гиль поддерживал с ним дружбу и не раскрывал того, что давно «спалил» Вустера и легко держит его в информационном вакууме. В критический момент Гиль воспользовался этим, чтобы обескуражить Вустера и заставить его позаботиться об Агате. В качестве дополнительного «стимула» Гиль пообещал стереть Англию с лица земли, если тот его подведет. Однако Агата отказалась бежать из центра событий отсиживаться в Лондоне, в результате чего Вустеру пришлось последовать за ней, дрожа за свою родину каждый раз, когда Агата героически рискует собой.

Ягермонстры/Ягеры (The Jägermonsters/Jägerkin)

«Охотящиеся твари» (искаж. нем.), созданные кем-то из ранних Гетеродинов. Исключительно привязаны к Гетеродинам, храбры и бесшабашны в бою. Инстинкт самосохранения заменен у них чем-то типа «инстинкта победы», и они заботятся о собственной жизни только потому, что она необходима им для победы над врагом. После исчезновения Гетеродинов большинство пошли на службу к барону Вольфенбаху, но некоторые остались искать вероятных уцелевших потомков династии. Четверым повезло: они нашли Агату, после чего стали верно сопровождать ее везде.

Ягеры узнают Гетеродинов по голосу и запаху. Так, даже вполне воспитанные Их Высокоблагородия Ягер-Генералы не удержались от того, чтобы тихо обнюхать Агату, наслаждаясь ароматом ее тела. Тем не менее, известен один ягер (капитан Воул), лишенный этой привязанности и преднамеренно (а не от безысходности) ушедший на службу к барону. Воул ненавидит Гетеродинов.

Ягеры говорят с сильным акцентом, похожим на немецкий и немножко на русский (в нем отсутствуют звуки, которых нет в этих языках. «The bloody combat» ягер произносит как «да блади комбат», «where» как «вере» и т. п.). Они носят различные имена, в том числе болгарские (Огниян), русские (Максим и Димо), голландские (Йенка). В речи Димо встречается слово «piroshki», что указывает на его «национальную принадлежность», окончание же, видимо, исказилось при ассимиляции: во многих языках мужские имена в принципе не могут оканчиваться на "а". Девушки-ягеры встречаются крайне редко. На настоящий момент известны Йенка и Мама Гкика. Гкика столь же талантлива в военной медицине, сколь ягеры мужского пола в боевых искусствах.

Ягеры исключительно живучи, кроме этого, они редкостные долгожители (несмотря на свой героизм, они редко гибнут в боях). Ягеры исключительно высоко ценят головные уборы: потеря головного убора (фуражки, кивера или просто шляпы) для ягера большой позор. Однако, Максим накрывает погибшего Ларса своей шляпой в знак того, что «воинская доблесть этого человека равна доблести ягера».

Ягеры производились из людей, по легендам — в результате выпивания «ягерного пива». Себя ягеры называют, склоняя глаголы (по-английски) в неодушевленном роде (ближайшим, но неточным, русским эквивалентом был бы средний род), то есть говорят «I is Jäger».

Бангладеш ДюПри (Bangladesh Dupree)

Неунывающая маньячка, бывшая капитанша воздушных пиратов, в одночасье потерявшая всех подчиненных (возможно, именно их уничтожила Зита). Ныне командир ВВС Вольфенбаха, который «и впрямь умеет подбирать подходящих чудовищ для своих целей». Патологически жестока, но каким-то невинным образом: похоже, она просто не представляет себе, что такое боль, из-за каких-то отклонений в организме.

Ее восторги и постоянные пожелания по поводу предстоящего кровопролития переполнили чашу терпения начальства, и, воспользовавшись тем, что ей свернули в драке челюсть, ей зашили рот (все равно командовать на время лечения ей было некем). Некоторое время она выполняла роль немого, но верного телохранителя раненого в бою Клауса. Ее попытки растолковать что-то окружающим отображены в диалогах комикса в виде ребусов, так, простая попытка окликнуть собеседника изображена в виде колхозника с вилами и стога сена с восклицательным знаком (англ. "сено" = "hay", читается "эй").

Неудержимый Хиггс

Аксель Хиггс, помощник машиниста третьего класса. Для описания его характера больше всего подошло бы сленговое выражение "на полном морозе", но, в силу его неэнциклопедичности (хотя его и стоит оставить ради емкости) придется прибегнуть к развернутому описанию. Хиггс молод, носит матросскую косицу и бакенбарды. Главные отличительные черты—постоянное сонно-невозмутимое выражение лица и полуприкрытые глаза. Знакомство с Хиггсом начинается во время сражения на борту захваченного ядовитыми монстрами дирижабля. Разбуженный пожарной тревогой Хиггс обнаруживает, что монстры уничтожили весь экипаж. Хиггс уничтожает монстров и спасает раненых Клауса и ДюПри, причем пиратку при этом приходится несколько раз оглушать ударами по голове, т. к. она пытается (в невменяемом состоянии) напасть на Хиггса. Выражение лица Акселя четырежды теряет свою невозмутимость: когда он ломает обе руки и обе ноги. Только в эти моменты веки Акселя поднимаются полностью, а события меньшего масштаба явно не заслуживают такого внимания с его стороны. Тем не менее, это не останавливает Неудержимого Хиггса, и он спасает Клауса и мерзкую психопатку, а заодно и себя самого.

Судя по дальнейшим реакциям Хиггса, по натуре он все-таки пацифист и не стремится ни к воинской славе, ни к геройским подвигам, и вообще старается всячески уклоняться от любых неприятностей, но жизнь постоянно принуждает его к "суперменской" деятельности. Так, он последовал вместе с Гильгамешем в Замок Гетеродин, полный охранных систем, уничтожающих все живое.

Авторы

Среди прочих героев авторы спрятали самих себя. Их можно увидеть на местной радиостанции, где они зачитывают в эфире поистине ужасную трэшевую радиопостановку «Месть Суслятины, Королевы Хорьков» с Агатой, Зитой, Отаром и Кроспом в главных ролях. Оскорбленная Агата с товарищами врывается на радиостанцию, но Авторы успевают сбежать. Дождавшись, пока Агате станет не до них из-за стремительно разворачивающихся событий, они снова продолжают развивать в эфире свой ужасный издевательский сюжет.

Прочие (на английском)

Полный список

Интересные факты

Гетеродин — часть коротковолнового приемника, который из-за работы на высоких частотах должен иметь высокую избирательность, то есть хорошее отделение искомой волны от окружающего радиошума. Принцип его действия состоит в том, что он генерирует вспомогательный сигнал, который примешивается к входному и порождает легко детектируемые вторичные частоты именно с искомой волной. Родовое свойство героини отключаться от постороннего шума и концентрироваться на задаче, мурлыкая под нос песенку, можно легко уподобить действию этого прибора.

Награды

Комикс был награжден:

Агата была номинирована на Squiddy Award как лучший персонаж комикса в 2002.

В 2005 Phil Foglio был номинирован на Eisner Award как лучший писатель и художник в своей области.

В 2007 комикс был номинирован на Eisner Award как лучший цифровой комикс.[1]

Награжден Хьюго как "Лучшая иллюстративная история".[2]

Публикации

  • Girl Genius Omnibus Edition Vol 1 (reprints v.1-3 in smaller, black & white edition)

Связь с другими работами

Примечания

  1. The 2007 Eisner Awards: 2007 Master Nominations List. Comic-Con. Проверено 30 апреля 2007.
  2. [1]

См. также

Ссылки

Источник — «http://www.sbup.com/wiki/Girl_Genius»
Личные инструменты

Served in 0.355 secs.